МКРК-6: И.С. Рез, В.Я. Хаимов-Мальков и др.

Шестая Международная конференции по росту кристаллов проходила в Москве в Центральном доме туриста. Как написали в стенгазете, для многих сотрудников ИКАН 1980 год был не годом московской олимпиады и не годом смерти Владимира Высоцкого , а годом проведения МКРК-6. 1200 участников из 24 стран.
Одну из ключевых ролей в организации конференции я занял случайно. Было два Института – организатора – ИОФАН и ИКАН, два сопредседателя оргкомитета –Александр Михайлович Прохоров и Борис Константинович Вайнштейн, два зама – Александр Александрович Чернов и Вячеслав Васильевич Осико. Первоначально предполагалось, что еще одним заместителем, отвечающим за техническую работу, будет Хаимов-Мальков. Меня «прикупили» на должность ученого секретаря для мелкой организационной работы. Однако, замечательный человек и ученый, Валентин Яковлевич Хаимов-Мальков скоропостижно скончался от рака. И на меня свалилось непомерное количество работы, к которой я, вообще говоря, подготовлен не был.
 

В.Я. Хаимов-Мальков во время войны служил в СМЕРШе. Как он очень скупо говорил, мы делали примерно то, что описано у Богомолова в книге «Август сорок четвертого». Он очень тщательно относился к своим научным работам. Опубликовано их у него немного, но каждая – высокого качества. Он выполнил работы по кристаллизационному давлению, спектроскопии рубина, объяснил механизм перемешивания столба расплава в методе Бриджмена (развитие конвекции за счет отклонения системы от вертикали), перенос примеси по длине растущего кристалла при высокой летучести примеси. В разговорах он поставил два важных для меня вопроса: как связать с фазовой диаграммой то, что коэффициент распределения примеси при росте кристалла разный для разной ориентации граней, а также - как изменятся представления о концентрационном переохлаждении для случая оттеснения, а не захвата примеси. Ответ на второй вопрос я нашел быстро – никак не изменятся, а первый вопрос потребовал длительных многолетних размышлений.
Таким образом, в преддверии конференции я оказался перед ворохом самых разных проблем, к которым я оказался не слишком приспособлен. Это было советское время, и тогда возникали многочисленные трудности, которые сейчас и вообразить трудно. Плановое хозяйство с фондированием бумаги, прохождение рукописей через Главлит, необходимость наличия разрешений на отправку рукописей за границу, обмен валюты, бронирование гостиниц, и т.д. Идея о том, что иногда надо давать взятки (например, для получения фондов на бумагу) была совершенно чужда моему сознанию. Максимум, что я мог сделать - для ускорения печати тезисов подарить кристаллы фианитов, вроде бы как сувениры для дам в Производственно- издательском комбинате в Люберцах.
Очень характерный эпизод – голландская дама, редактор международного журнала «J. Crystal Growth», везет на поезде после конференции выверенные тексты статей для издания трудов МКРК-6, а тайно от нее в том же вагоне едет до границы наш парень (не помню фамилию), у которого пачка разрешений с печатями на вывоз материалов за рубеж.
Конференция: масса текущих проблем. Обмен валюты: милая иностранная дама сначала обменяла свои доллары на рубли, а потом пришла платить оргвзнос – а ее рубли уже не валюта, и их не берут! Безнадежно и уныло скребется под дверью переводчик директора ВНИИСИМС, который попробовал протащить в ЦДК проститутку, и у него отобрали пропуск. Неприятная новость: преподаватели кафедры иностранных языков РАН плохо могут помочь, если надо написать объявление. Китайская делегация, иранская делегация – у каждой свои проблемы. Нажравшиеся представители советской глубинки (и не только!), поломанная мебель в номере. Ожидание провокаций (на дворе 1980 г!). Кому-то стало плохо – посадить под пальму и послать за доктором.
Как сказал потом Эмиль Мариани, такое можно сделать только один раз в жизни.
На время конференции в Центральный дом Туриста были вывезены числящиеся на мне материальные ценности. По окончании мероприятия они пропали. Железный шкаф не вызвал принципиальных трудностей, а вот две украденные пишущие машинки (с русским и латинским шрифтом) стоили мне первых седых волос.
Общий вывод, который я сделал для себя - ты можешь сделать сто дел, решить множество труднейших и важнейших вопросов. Но если ты не решишь один из них, тебя ничто не спасет. Я наблюдал очень обидный конец карьеры Бухардинова. Нур Киямович главный инженер СКБ ИКАН, интеллигентный, доброжелательный, грамотный человек, фронтовик. Он был ответственным за техническое обеспечение конференции. Но на открытии случился скандал - не заработал синхронный перевод. Накануне его бригада все проверила – и все было в порядке. А вечером приехали телевизионщики, что-то подключили, и с утра на торжественном открытии аппаратура синхронного перевода молчала. Это была катастрофа. Бухардинова сделали крайним. Вопиющая несправедливость происходящего его просто раздавила.
 Как дубиной по голове меня ударило известие, что после окончания Конференции еще надо сдать научный отчет с анализом того нового, что она дала советской науке. К сожалению, научная-то сторона конференции прошла полностью мимо меня. И я, как ученый секретарь, попросил нескольких человек коротенько написать, что нового они почерпнули МКРК-6.
Иосиф Соломонович Рез принес мне «Памятную записку». Это был шедевр аналитической литературы. Ни до, ни после я читал ничего подобного. Умение видеть главное, подметить ключевые, кажущиеся незначительными детали, определить логику выбора технического решения и его оптимизацию.
Эти же особенности отличали и обзоры Иосифа Соломоновича по существенно различным областям Material Science. Четкое понимание того, что техническая трудность, которую не удается преодолеть, становится принципиальной, и наоборот – преодоление частного затруднения может открыть принципиально новый путь. Тонкое понимание ритма, можно сказать - музыки Research and Development.
Иосиф Соломонович называл полифункциональные материалы «полуфункциональными». Материал должен быть заточен на решение конкретной технической проблемы, как острие.
На мой наивный вопрос: «А как насчет выборов в академию?» – Иосиф Соломонович ответил: «Ну кто же такого Айсберга, как я, выберет…».

 

Заседание МКРК-6.

 

Заседание МКРК-6. Стоит с портфелем - И.С. Рез.

 

Из книги И.С.Рез. Ю.М.Поплавко. Диэлектрики. Омсновные свойства и применения в электронике. М.: Радио и связь. 1989 г.