Памяти Марата Акчурина (1947 –11. 03.2014).
«Уходят, уходят, уходят друзья – одни в никуда, а другие в князья».

 

 

Умер Марат Акчурин. Угробили его в больнице – послеоперационные осложнения. Опять Блохинвальд на Каширской Лечащий врач уехал на 4 дня, выскочил дренаж, в реанимации повторно поставили неправильно. Плюс больничная инфекция, от которой антибиотики не помогают – а их лили ведрами. Отказ почки.
Мы с ним познакомились, по-видимому, в 1973 году через комитет комсомола. Марат был спортивным сектором, а я производственным. Он был взрослее и выглядел таким – за его плечами была армия, после окончания МИСИСа он 2 года прослужил командиром танкового взвода в Германии. Всю жизнь в нем чувствовался офицер.
Он был спортсменом. До сих пор помню его пас через всю волейбольную площадку. Играли в футбол (позднее) до разрыва связок.
Марат был коммунистом в истинном значении этого слова, когда ты отвечаешь за все. У него была весьма жесткая система этических ценностей- но тем не менее он умел не оскорбить человека, чье мнение отличалось от его собственного.
Марат никогда не шел за авторитетами и за модой – ко всему он подходил с позиций здравого смысла, доверяя своей голове и своим рукам. Еще в молодые годы он поймал свою золотую рыбку – недислокационную пластичность, осуществляемую через точечные дефекты и двойники. Работали мы в разных лабораториях, тематика разная, но заходили языки почесать. Что из этого вышло? - двойникование кристаллов при их росте, рост кристаллов как колебательный процесс, фазовые переходы под индентором. Это в основном осталось в тезисах, а заслуживает дальнейшей работы.
Семь лет назад, когда уже шла вовсю пришедшая из Японии тематика лазерной керамики, впереди маячили мощные лазерные системы, и уже успел я набить шишки, пытаясь реализовать японский патент, пришло понимание того, что догонять – бесперспективный вариант, надо делать что-то свое. Лежал у меня образец, который по случаю дал мне геолог Павел Львович Смолянский из Питера – природная прозрачная керамика из флюорита. Принес я ее Марату – посмотри, что за хрень. Оказалось – устойчивость к раскалыванию в 6 раз выше монокристалла. Начали - при его участии делать («Только Каминскому ничего не говори!»). Cделали. Никто в мире не мог повторить до августа 2013 г. Французы, китайцы пускали слюни. Результаты были доложены на Президиуме РАН.
Марат увидел в лазерной керамике свои двойники – более того, хорошая керамика двойникована вся. Он сформулировал двойниковый механизм ее формирования.
Я был у него в больнице за два дня до смерти. Пришел в ужас. Рассказал ему для поднятия духа анекдот. А он мне в ответ, плохо слушающимися губами - свой. Похороны 13 марта. Чтобы о всех так говорили!
Остались книги – у него моя (Антифоменко), у меня – его (Двахарлал Неру)…

 
   
 


Марат Акчурин и Люда Ли